February 13th, 2007

otava

Путин принял ислам

Король Саудовской Аравии Абдалла вручил президенту России Владимиру Путину высшую государственную награду королевства - орден имени короля Абдель Азиза, передает РИА "Новости". "Этот орден вручается истинным друзьям королевства", - сказал Абдалла, вручая награду во дворце в Эр-Рияде.

Путин, в свою очередь, отметил, что для него получить орден большая честь. "В лице России Вы имеете настоящего друга", - сказал Путин.

Он отметил, что еще не все сделано для укрепления двусторонних отношений. "Есть возможность сделать гораздо больше", - подчеркнул Путин. "Вы очень много сделали для участия России в Организация Исламская конференция", - отметил президент России.

Путин считает, что в последние годы не существует никаких препятствий для развития связей с исламским миром. "У наших народов и стран очень давние связи, которые благодаря Вашим усилиям коренным образом улучшились", - сказал президент.


otava

Вечный сон Веры Павловны

otava

Шахада Ильи Кормильцева

Сильный текст Дмитрия Быкова в "Эксперте":

После смерти Кормильцева, умершего в Лондоне от скоротечного рака позвоночника, о нем распространилось множество слухов. В частности, говорили, что за день до смерти он принял ислам. О Литвиненко, кстати, тоже говорили нечто подобное: то ли в Лондоне активно трудится мусульманская община, убеждая всех перед смертью перейти под зеленые знамена пророка, то ли истинные борцы считают ислам наиболее боевой из мировых религий. На самом деле в кормильцевское мусульманство мне не верится — при всем уважении к Гейдару Джемалю, я больше верю жене Ильи, начисто отрицающей эту предсмертную шахаду. Может быть, слух восходит к одному кормильцевскому стихотворению в прозе, в котором он мечтал произнести какую-нибудь формулу, освобождающую от необходимости быть русским. Потому что русские хотят запретить всех, весь остальной мир, запрещать — их мания, главное и любимое занятие… Только в сильном отчаянии можно было написать такое, но у главы издательства «Ультра.Культура» были основания для такого отчаяния...

Думаю, что по нравственному своему кодексу он был ближе всех к самураям — к «Хагакурэ», этой любимой книге гениальных маргиналов, у которой куда больше общего с христианством, чем с любыми восточными верованиями. Живи, как будто ты уже умер. Исполнись решимости и действуй. Вот это — про Кормильцева, мягкого и деликатного с виду, абсолютно несгибаемого по сути...

Никому не желаю смерти, но как смириться с тем, что Кормильцева нет и его продолжают обзывать радикалом и экстремистом, — а запретители, допрашиватели и пытатели живехоньки, и никто не посмеет сказать им в лицо, кто они такие?! Впрочем, экстремалом и террористом у нас по определению считается любой, у кого есть совесть; и это нормально. Потому что террорист — тот, кого боятся, и человек с совестью для отечественной системы в самом деле опасен. Хорошо, что сама система это понимает. Кормильцева боялись, и правильно делали. Его нельзя было ни купить, ни прикормить, ни утихомирить, ни даже выслать: он заболел накануне возвращения из Лондона и эмигрировать никуда не собирался. Он был добрый. Он был щедрый. Он был чрезвычайно уязвимый. Он был русский, вот кто он был. Русский в лучшем и высшем смысле слова — такой, каким наш народ задуман. Неважно, что такие люди составляют покамест меньшинство в российском населении. Важно, что они спасают его честь. Это и была его шахада, и следовал он ей так, как дай Бог каждому.