Фома Больший (rutopist) wrote,
Фома Больший
rutopist

Categories:

Регионализм как новая политическая философия

Опубликована стенограмма круглого стола в Фонде "Либеральная миссия", посвященного книге Даниила Коцюбинского "Глобальный сепаратизм как Agenda для XXI века".

Довольно живо все получилось! Хотя до сих пор руки чешутся дать Даниилу мощный концептуальный отпор! =) Все-таки в формате круглого стола с регламентом 3 минуты это было сделать затруднительно. Постараюсь в ближайшие дни сочинить более подробную статью.

А вот собственно моя реплика на этом круглом столе:

Спасибо. Я хотел бы вспомнить нашу давнюю дискуссию с Даниилом. Это вроде бы спор о словах, но в действительности спор о концептах. Я все-таки предпочитаю говорить не о сепаратизме, а о регионализме, потому что мне этот термин кажется более широким и лучше объясняющим нынешние мировые тренды.

Дело в том, что сепаратизм – термин, можно сказать, из имперского лексикона. Люди имперского мышления, сталкиваясь с какой-либо волей к региональной самобытности и самоуправлению, сразу называют это сепаратизмом. Но зачем говорить на их языке и их терминами?

Если мы посмотрим на шотландское движение или каталонское движение, они могут выглядеть сепаратистскими лишь с позиции прежних имперских столиц – Лондона и Мадрида. А вот, например, с точки зрения Брюсселя, Страсбурга и партии «Европейский свободный альянс», которая заседает в Европарламенте, это регионалистские движения. Потому что ни шотландцы, ни каталонцы не хотят выходить из ЕС, а, напротив, видят себя в будущем новыми странами–членами Евросоюза.

Регионализм, на мой взгляд, это новая политическая философия. Если философии национального государства, можно сказать, соответствовала модель пирамиды, то регионализм – это модель сети. И поэтому у европейского регионализма интегральный характер. Он построен на прямых взаимосвязях регионов, которые уже не нуждаются в каких-то централизованных вертикалях. Говорить о сепаратизме в данном случае не совсем корректно, потому что сам по себе сепаратизм – своего рода уход от вопроса о сущности, скажем так. Кто-то хочет отделиться от национального государства. И что, они создадут свое такое же национальное государство, только поменьше?

В чем состоит специфика новых регионов? Регионалистские движения в Европе выходят за пределы прежней классической идеологической схемы «правые и левые». Вот, скажем, Шотландская национальная партия. Ее членов в наших СМИ называют националистами, но на самом деле это левоцентристская партия, и в Европе много таких парадоксов. Двойственная «право-левая» идеологическая схема в современном регионализме уже не срабатывает. И что еще очень отличает регионализм от прежних политических движений – это определенная «постполитическая» надстройка. Ее можно также назвать креативной. Каждый регион сегодня старается как-то выделиться в мировом контексте за счет своих уникальных брендов.

Поскольку сегодня предрождественский день (круглый стол состоялся 24 декабря) приведу пример финской Лапландии. Эта северная провинция до 1960-х годов считалась совершенно заброшенной, архаичной и не развитой. Но потом жители смекнули, что Лапландия в мире ассоциируется с родиной Санта Клауса. И решили: «Давайте-ка всё это развивать и поднимать!» И за несколько лет они построили деревню Санта Клауса, множество гостиниц, ресторанов, музеев, спортивных центров и т.п. Затем это подняло и местные индустриальные предприятия. Ныне этот регион ежегодно посещают сотни тысяч туристов, и в региональный бюджет попадает сумма, которая сопоставима с тем, что получают какие-то нефтяные или газовые страны. Все это строится на региональном бренде.

Я полагаю, что это один из главных путей развития будущего регионализма.
Tags: выступления, регионализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments