Фома Больший (rutopist) wrote,
Фома Больший
rutopist

Туман над онсеном

Сочиняя свой мегаотчет, перечитал древнюю классику - "Ветку сакуры" Всеволода Овчинникова. (1971)

В свое время в СССР это была сверхпопулярная энциклопедия по современной Японии - причем местами даже слишком вольная с точки зрения "советских идеалов". Автора-"правдиста" конечно часто заносит в компропагандистский бред, который ныне смотрится дико архаично, однако некоторые мировоззренческие, психологические и житейские черты японцев он уловил на удивление точно. Они вполне актуальны и сегодня, и позволяют несколько структурировать наши буйные крышелетные впечатления... =) И кстати, избавить их от некоторых повторений - например, про рёканы (мои здесь только фотки):

"Погрузиться в атмосферу подлинной Японии очень трудно и вместе с тем
очень легко. Для этого достаточно переступить порог рекана -- японской
гостиницы. Потому что рекан по своему назначению -- это улучшенная модель
домашнего очага; заведение, которое как бы монополизирует в этой стране
функции гостеприимства.
Реканов в Японии так же много, как храмов. И поскольку ночлег в рекане
-- это, пожалуй, самое глубокое проникновение в японскую жизнь, о котором
может мечтать иностранец, настоятельно советую не упускать такого случая.

Рёкан в городе Мисасе



Давно отмечено, что современная цивилизация стирает местный колорит,
ради которого путешественник пересекает континенты и океаны; что туристские
отели столь же похожи друг на друга, как и аэропорты. Конечно, в одном из
них вас будут обогревать, а в другом охлаждать. Униформа лифтера или
горничной, возможно, будет отмечена каким-нибудь национальным мотивом. Но
кровать всегда останется кроватью, а ванна и унитаз останутся самими собой
на любой широте и долготе, так же как столики в ресторане, где завтракают,
обедают и ужинают, как кресла в холле, где курят, листают журналы или просто
дремлют. При любых вариациях тема везде будет одна и та же.
Японская гостиница в этом смысле представляет собой исключение.
Объяснить, что такое рекан, легче всего от противного: это отель наоборот.
В отеле турист перед ужином надевает пиджак и галстук и отправляется в
ресторан. Питается он в общем зале, а принимает душ или бреется у себя в
номере. В рекане же постояльцы моются все вместе, даже в одной и той же
воде, а ужинать расходятся по своим комнатам. Причем к столу принято не
одеваться, а раздеваться, чтобы чувствовать себя как можно непринужденнее.
Японская гостиница, подобно "машине времени", уносит вас куда-то в
прошлые века. Уже сам вход в нее выглядит так, словно это частный дом, где
вы будете не постояльцем, а желанным гостем. Чаще всего это садовая ограда,
почти не освещенная, за которую ведет извилистая дорожка между деревьев и
каменных фонарей. Подойдя, наконец, к зданию, вы видите чуть приподнятый над
порогом навощенный деревянный пол и выстроившуюся на нем шеренгу шлепанцев.
Внутри лишь низкая ширма -- ни конторки, ни ячеек с ключами.
Помните: вы здесь в гостях! А раз так, не надо удивляться, что комнаты
в реканах не запираются и не нумеруются, а носят всякого рода поэтические
названия -- цветов, гор или рек.
Стоит вам выговорить магическую фразу, с которой вы стучитесь в Японии
в любую дверь, а именно: "Прошу прощения", как хор женских голосов со всех
сторон ответит вам: "Добро пожаловать!"
И тут вы почувствуете себя то ли зрителем, то ли соучастником балетной
сцены. Из-за кулис выпорхнут несколько женщин в кимоно, каждая из которых
прежде всего отвесит вам церемоннейший поклон, распростершись ниц на полу.
Потом они, весело щебеча, помогают вам разуться, разбирают ваши вещи и,
топоча крохотными шажками но коридорам, куда-то вас ведут.
С этого момента вы должны полностью положиться на волю судьбы. Вас не
спрашивают, какую комнату вы хотите -- с ванной или без, с выходом в сад или
без такового. И уж тем более никто не поинтересуется, в какую сумму
квартирных вы должны уложиться. Вам тоже не полагается спрашивать: "Сколько
это стоит?" Как гость, вы не имеете права выбора, вы лишь с благодарностью
получаете то, что вам предлагают. Принято делать вид, что хозяин оказывает
постояльцу все возможное гостеприимство в обмен на добровольное денежное
пожертвование с его стороны.
Это касается не только комнаты, но и еды. Здесь нет меню, из которого
вы могли бы заказать что-то по своему вкусу. Вас просто накормят ужином и
завтраком, по-прежнему оставляя в неведении относительно цен этих
непременных приложений к ночлегу. Единственное, что зависит от вас самого,
-- это количество сакэ, которое будет согрето к вашему ужину и подано за
отдельную плату.
Итак, вас подводят к двери, на которой мастерски выписан иероглиф:
сосна, слива или что-нибудь в этом роде. Служанка, опустившись на колени,
грациозно отодвигает створку, и вы, оставив в коридоре шлепанцы,
благоговейно шагаете внутрь. Комната в первую минуту буквально ошарашивает
своей пустотой, полной обнаженностью всех своих плоскостей. Сразу даже не
решишь: то ли это предел утонченного вкуса, то ли своего рода сени, за
которыми находится само жилое помещение.
Пока вы раздумываете над этим, одна из служанок, в то время как другие
вышли, снимает с вас пиджак и столь же проворно принимается стаскивать ваши
брюки. Прежде чем вы сообразите, как вести себя в такой ситуации, она
наденет на вас полотняное кимоно, обвяжет поясом и пригласит следовать в
фуро.
Рекан -- это не просто гостиница, то есть место для временного ночлега.
Рекан задуман как заведение, которое давало бы человеку идеал домашнего
уюта, о котором он может лишь мечтать в повседневной жизни. А идеал этот
выражается не во внутреннем убранстве, потому что все комнаты в японских
домах выглядят одинаково; и даже не в угощении, так как японцы в общем-то
равнодушны к пище.
Идеал для них, во-первых, уединение, поскольку это самая недоступная
роскошь в Японии, а во-вторых, возможность окунуться вместо тесного
деревянного чана в какой-нибудь необыкновенный мраморный бассейн,
соединенный с горячими источниками.
Хотя Япония -- островная страна, здесь до недавнего времени не было
обычая проводить отдых у моря. Более того, море никогда не было связано с
романтикой, оно олицетворяло лишь тяжелый, будничный труд.
Отдохнуть и развлечься ездят не к морю, а в горы, где есть минеральные
источники, чтобы пять-семь раз за день окунаться в горячую воду.
Поэтому во всем, что касается фуро, фантазия владельцев реканов не
знает предела. В Атами есть гостиница "Фудзия", где баня имеет стеклянные
стены, за которыми плавают разноцветные рыбки и колышутся водоросли.
Я никогда не забуду рекан в приморском городке Ито, куда я попал
промокший и иззябший после целого дня, проведенного под дождем. Меня сразу
же проводили в фуро, и я с наслаждением забрался в бассейн.
Там уже сидели два японца. Вскоре я заметил, что их головы стали
перемещаться к противоположному краю бассейна и вовсе скрылись в клубах
пара. Двинувшись за ними, я попал в какой-то тоннель, а потом рядом со мной
вдруг оказались ветки с листьями, которые дрожали от падавших сверху капель.
Я поднял лицо, увидел чуть в стороне мокрый каменный фонарь, сосну,
качавшуюся под ветром, и только тут понял, что нахожусь в саду.
Лежать в горячей воде, видеть над собой темноту ночи и даже чувствовать
на своем лице холод дождевых капель -- можно ли более контрастно подчеркнуть
прелесть домашнего уюта на фоне ненастья?!"

От себя добавлю только, что в рёканах и поныне нет интернета! Ибо здесь положено отдыхать, а японцы считают, что интернет - это тяжелая работа! =)

Питьевой радоновый источник



Рёкан на озере Того (вид снаружи)



Интерьер



Онсен (купальня) - термальные источники здесь бьют прямо со дна озера



Кстати, по этому озеру нас возили и на кораблике. Над ним неспешно летают цапли, а в озере не просто "плещутся", но высоко выпрыгивают из него какие-то гигантские, как показалось в сумерках, рыбины. Кто-то из нашей группы предположил, что в этой неправильной стране не цапли ловят рыб, а наоборот! =)

Возвращаясь к Овчинникову. В другом месте своей книги советский журналист, вероятно, решил поинтересоваться у пролетариата тяготами капиталистической эксплуатации =)

"А ведь кроме чайных домов, кроме памятников старины, куда возят
туристов, не меньшей достопримечательностью Киото может считаться целый
городской район.
Это Нисидзин, где на сонных с виду улочках от зари до зари слышится
стук кустарных ткацких станков. Механический привод здесь пока такое же
неведомое понятие, как и профсоюз. Однако места в музее достойны не только
домодельные станки, но и то, что создают на них руки сорока тысяч ткачих.
-- Скажите, что труднее всего дается в вашем ремесле? -- спросил я одну
из них.
-- Труднее всего ткать туман, -- подумав, ответила девушка. -- Знаете,
утреннюю дымку над водой, и еще бамбук под ветром, когда каждый листочек в
движении.
Стало совестно, что я назвал ремеслом то, чему по праву следует
именоваться искусством."
Tags: Япония, литература, путешествия, фото
Subscribe

  • Очень хочу посмотреть эти фильмы! =)

    Юрий Гладильщиков Лобстер в оппозиции: почему политики боятся одиночек Вуди Аллен показал в Канне фильм о…

  • Фрактал

    Забыл уже, когда дома смотрел телеящик — с тех пор они стали плоскими. Но давеча довелось провести пару вечеров в милой компании — и попутно…

  • Ну, раз уж вспомнили историю...

    Пусть мне скажут, что я нихрена не понимаю ни в музыке, ни в кино. Но римейк этой песни Кормильцева в фильме Тодоровского великолепен. Валерий снял…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments